Водный режим энергоблоков сверхкритического давления при пусках в работу из холодного состояния

Вайнман А.Б. , кандидат техн. наук, Малахов И.А. , доктор техн. наук
НИИТЭ Украины — МЭИ

Рассмотрены особенности и недостатки пусковых водных режимов энергоблоков сверхкритического давления (СКД). Показано, что при пусках таких блоков, работающих на кислородных водных режимах, может создаваться коррозионно-опасное сочетание пониженного качества рабочей среды и высокого содержания в ней кислорода. Изложены рекомендации по совершенствованию таких режимов.

Практически все энергоблоки СКД ТЭС России, Украины, других стран СНГ, а также большинство энергоблоков СКД промышленно развитых стран Запада эксплуатируются на кислородных водных режимах — нейтрально-кислородном (НКВР) либо кислородно-аммиачном (КАВР). Основным условием применения этих режимов является обеспечение такого высокого качества рабочей среды (с нейтральной или близкой к ней реакцией), при котором кислород выполняет противокоррозионную пассивирующую функцию по отношению к железоуглеродистым сплавам и на поверхности металла пароводяного тракта создается качественный защитный оксидный слой. Если же указанное условие не выполняется, то кислород проявляет свойства коррозионного агента. Однако именно такое сочетание: наличие рабочей среды пониженного качества и высокое содержание в ней кислорода, весьма опасное в коррозионном отношении, часто наблюдается при пусках в работу из холодного состояния энергоблоков СКД многих ТЭС СНГ. К тому же рабочая среда имеет повышенное содержание углекислоты. Ее совместное с кислородом воздействие на металл коррозионно-опаснее, чем каждого компонента в отдеьности. Есть все основания утверждать, что для энергоблоков СКД, которые часто запускаются в работу, коррозионное поражение металла тракта происходит главным образом в переходных режимах, а не при работе под нагрузкой.

Согласно [1], при каждом пуске энергоблока СКД продолжительность приведения качества рабочей среды в соответствие с нормативными требованиями составляет не менее 42…45 ч. С учетом регулирования графика электрических нагрузок общая продолжительность работы энергоблока с ухудшенными показателями качества теплоносителя может достигать 25 % годовой наработки. Поскольку за период пуска (до включения в сеть) энергоблока с прямоточным котлом не удается достигнуть нормативных значений основных показателей качества питательной воды и свежего пара, в правилах технической эксплуатации вынужденно допускается полуторакратное ухудшение таких показателей в течение первых 2 сут после доведения нагрузки до заданной по диспетчерскому графику, а при пуске после капитального и среднего ремонта — в течение 4 сут [2]. При этом в первые сутки разрешается содержание соединений железа СFe и кремниевой кислоты Csi0 до 50 мкг/дм , а для пуска после капитального и среднего ремонта — до 100 мкг/дм каждого компонента. Мнение зарубежных специалистов по этому вопросу таково: для энергоблоков с частыми пусками (50 в год и более) при содержании в паре Fe и (или) SiO2 выше 50 мкг/дм (каждого компонента) эксплуатация турбины не допускается (т.е., если энергоблок работал под нагрузкой и произошло указанное ухудшение качества свежего пара, то требуется незамедлительный останов турбины) [3]. В различных зарубежных источниках подтверждается, что в процессе пуска может создаваться экстремальная ситуация, когда электропроводность рабочей среды иногда на порядок превышает нормируемые значения для работы под нагрузкой. Тогда обязательным является принятие мер, исключающих коррозионно-опасное сочетание пониженного качества теплоносителя и значительного содержания в ней кислорода [4, 5]. В отечественной печати еще более 10 лет тому назад отмечалось отсутствие должного внимания к контролю качества рабочей среды при пусках и глубоких изменениях нагрузки энергоблоков, а также необходимость оптимизации регламента КВР в процессе пуска до выхода энергоблока на заданную нагрузку [6].

Разработанный в ЭНИН (М.Е. Шицман) первый нормативный документ (НД) по НКВР [7] имел исключительно важное значение для широкого промышленного внедрения НКВР на энергоблоках СКД, но вопросы пускового водного режима в нем не затрагивались. В последующем документе [8] указывалось, что при кислородном режиме пуск энергоблока из любого теплового состояния проводится без предварительной деаэрации обессоленной воды.
Иными словами, содержание кислорода в рабочей среде не ограничивалось, независимо от ее качества. В ныне действующем НД [9] для КВР предусматривается следующее: пуск энергоблока из любого теплового состояния при повышенной электропроводности Н-катионированной пробы питательной воды (значение хв около 0,5 мкСм/см) без предварительной ее деаэрации; изменение концентрации кислорода CQ в питательной воде в период пуска в пределах 8 000… 1 000 мкг/дм ; поддержание нижнего значения (1 000 мкг/дм ) дозированием кислорода (воздуха) в течение 30…40 ч после пуска, до стабилизации всех показателей водно-химического режима на нормативном и более низком уровне. Эти меры направлены на ускорение процесса восстановления защитных свойств оксидных пленок и снижение выноса железа до нормативных значений. Однако современные представления о КВР и многолетний практический опыт пусков энергоблоков СКД ставят под сомнение указанные положения.
Во-первых, представляется недостаточно обоснованным значение Хв ~ 0,5 мкСм/см.
Во-вторых, не регламентированы действия персонала ТЭС при хв > 0,5 мкСм/см, что и наблюдается в массе случаев при пусках энергоблоков СКД (обычно в процессе пуска регистрирующие кондуктометры отключены из-за зашкаливания).
В-третьих, остается открытым вопрос о возникновении весьма частой ситуации, когда через 30…40 ч после пуска из холодного состояния (особенно энергоблока, находившегося в ремонте) стабилизации показателей водного режима на нормативном уровне достигнуть не удается. Наконец, при пусках содержание в питательной воде кислорода определяется главным образом неорганизованными присосами воздуха через неплотности тракта и в большинстве случаев изменяется произвольно.

В действующей типовой инструкции [10] при пусках из холодного состояния энергоблоков СКД, работающих на КВР, предусматривается следующее: включение в работу блочной обессоливающей установки (БОУ), когда электропроводность Н-катионированной пробы воды перед БОУ менее 1 мкСм/см (жесткость не выше 10 мкг-экв/дм ;Csi0 < 300 мкг/дм ; CFe < 300 мкг/дм ); начало растопки котла при хв < 1 мкСм/см (жесткость не выше 3 мкг-экв/дм ; Cs;o < 100 мкг/дм ; CFe < 100 мкг/дм ); дальнейшие пусковые операции после замыкания контура отмывки на конденсатор и по подъему параметров — при тех же значениях показателей качества рабочей среды; дозирование аммиака при КАВР одновременно с замыканием контура; толчок турбины при электропроводности Н-катионированной пробы пара хп < 0,5мкСм/см (Csi0 < 50 мкг/дм3, CFe < 50 мкг/дм ); отказ от предпусковой деаэрации питательной воды; отсутствие каких-либо ограничений по содержанию в рабочей среде кислорода до набора энергоблоком нагрузки. Таким образом, относительно пусковых режимов при КВР между НД [9] и [10] имеются существенные различия в допустимых значениях X концентрации О2.

Приведенные в действующих НД требования к электропроводности рабочей среды на период пуска энергоблока из холодного состояния и до подачи пара в турбину (около 0,5 мкСм/см в соответствии с [9] и до 1,0 мкСм/см согласно [10]), очевидно, следует понимать как безопасные в коррозионном отношении. Это не согласуется с результатами экспериментальных исследований зависимости интенсивности коррозии перлитной стали от электропроводности контактирующей с ней кислородсодержащей воды, в частности с результатами стендовых испытаний [11], приведенными на рис. 1 (Со = 240 мкг/дм3, Т = 348 К).

Рисунок 1. Зависимость общего содержания соединений железа в кислородсодержащей воде от ее электропроводности [11]

При значении х =0,1 мкСм/см общее содержание в воде железа невелико (менее 4,0 мкг/дм ), тогда как при повышении х до 0,5 мкСм/см концентрация Fe возрастает примерно на порядок, а при Х =1,1 мкСм/см значение СРе увеличивается до 100 мкг/дм . Отсюда следует, что при пусках в условиях сочетания повышенной электропроводности рабочей среды (0,5… 1,0 мкСм/см) и значительного содержания в ней кислорода (тысячи микрограмм на кубический дециметр), что предусмотрено в НД [9, 10], может происходить коррозия металла водопарового тракта. Осложняющим фактором является наличие углекислоты, удаление которой при отсутствии деаэрации является проблематичным. На практике при пусках энергоблоков, работающих на НКВР, часто рН рабочей среды в течение длительного времени сохраняется на недопустимо низком уровне (менее 6,0), что еще больше усиливает коррозию. Показательно, что значение рН при пуске (до набора энергоблоком нагрузки) в [9, 10] не нормируется.

Если при НКВР неблагоприятное сочетание значений хН и содержания кислорода является коррозионно-опасным для стальных элементов тракта энергоблока, то в условиях КАВР с началом подачи в тракт аммиака такая угроза создается для медьсодержащих элементов (например, для конденсатора турбины) вследствие одновременного наличия кислорода (высокой концентрации) и NH3. Особенно не защищен от коррозии энергоблок при пуске после капитального ремонта, что обусловлено и длительностью отмывки тракта (не столько от накопленных эксплуатационных загрязнений, сколько от ремонтных), и неоднократным вынужденным прерыванием пусковых операций для устранения неполадок. Результаты исследования и анализа пусковых водных режимов энергоблоков СКД на различных ТЭС СНГ (условные обозначения А—Е) позволяют констатировать следующее.

  1. До включения энергоблока в сеть и набора нагрузки приборы автоматизированного химического контроля качества рабочей среды обычно отключены, объем ручного (лабораторного) химического контроля явно недостаточен, часто значения х , рН и концентрации Fe вообще не определяются.
  2. Блочная обессоливающая установка не всегда справляется с пусковыми загрязнениями. Вместе с тем во многих случаях и при нормальной электропроводности среды после БОУ х кэн-П Далее по тракту ее качество ухудшается в 5—10 раз, а иногда и более.
  3. Часто температура среды перед БОУ заметно превышает допустимый уровень (45 °С), что приводит к выносу в тракт продуктов деструкции ионитов БОУ. При этом значения Xп и отношения Хп/хв существенно возрастают.
  4. Замасливание фильтрующих и ионообменных материалов БОУ значительно осложняет как пусковой, так и рабочий водный режим, вызывая под действием коррозионно-активных продуктов термолиза турбинного масла коррозионные повреждения элементов пароводяного тракта (преимущественно в зонах фазового перехода рабочей среды).
  5. В большинстве случаев до включения энергоблока в сеть и набора нагрузки максимальные значения X в превышают 1,0 мкСм/см, а концентрация О, изменяется от нескольких сотен до нескольких тысяч микрограмм на кубический дециметр [12]. При этом на энергоблоках, эксплуатируемых при НКВР, значения рН рабочей среды чаще всего не превышают 6,0.
  6. Качество свежего пара и питательной воды энергоблока заметно различается. Часто значение рН пара меньше рН питательной воды (р п < р в), при этом 7Н » уН Это объясняется весьма длительной отмывкой тракта от органических загрязнений, которая обычно до набора нагрузки не завершается.
  7. Толчок турбины часто производится при несоответствии качества пара требованиям действующих НД, а включение энергоблока в сеть и набор нагрузки — при недоотмытом тракте. Это объясняется либо требованиями диспетчерской дисциплины, либо тем известным обстоятельством, что после набора нагрузки качество теплоносителя улучшается до нормативного уровня достаточно быстро. Здесь сказывается недооценка того, что после набора нагрузки в сжатые сроки происходит не удаление загрязнений из контура, а их перераспределение и осаждение на различных участках пароводяного тракта.
  8. При включении в работу теплообменной аппаратуры системы регенерации турбины качество теплоносителя часто существенно нарушается главным образом из-за недостаточной отмывки парового пространства теплообменников и направления непосредственно в тракт (минуя БОУ) конденсата греющего пара ухудшенного качества. В большей степени это относится к подогревателям высокого давления (ПВД). На отдельных ТЭС до пуска энергоблока не производится тщательного удаления смазочных материалов, используемых при ультразвуковой дефектоскопии сварных соединений и трубной системы ПВД. В результате отмывка парового пространства ПВД недопустимо затягивается, либо происходит загрязнение питательной воды нефтепродуктами.
  9. На пуск энергоблока после ремонта определяющее влияние оказывает состояние его оборудования. От кремнекислых загрязнений, накопленных в рабочем режиме, контур до турбины обычно отмывается сравнительно недолго; от песка, оставшегося после выполнения трубогибочных работ — весьма продолжительное время (не говоря уже о заносе турбины). После замены поверхности нагрева котла (или значительной ее части) необходимая предварительная (до пуска энергоблока) ее очистка (продувка) выполняется далеко не всегда. В результате существенно осложняется не только пуск, но и последующая надежная эксплуатация.
  10. На отдельных ТЭС при пусках наблюдается ситуация, когда персонал котлотурбинного цеха должным образом не реагирует на указания персонала химического цеха, не информирует химиков о технологических переключениях, требующих предварительного контроля и достижения нормируемого качества рабочей среды [10], что приводит к значительным нарушениям водного режима.

Представление об изменениях показателей качества питательной воды и свежего пара энергоблока СКД мощностью 300 МВт после пуска его из холодного со¬стояния и набора нагрузки (котел ТПП-210А, турбина К-300-240, ТЭС А) дает рис. 2. Предельные значения электропроводности теплоносителя, содержания в нем соединений железа и кремниевой кислоты, установ¬ленные в [2] для энергоблоков с прямоточными котла¬ми при их пусках после доведения нагрузки до заданной по диспетчерскому графику, показаны пунктирными линиями. Энергоблок был включен в работу при недоотмытом тракте и несоответствии качества питательной воды и свежего пара требованиям [9, 10]. Через 48 ч после набора нагрузки значения упомянутых показателей все еще существенно превышали предельно допустимые нормы.

Рисунок 2. Качество питательной воды (а) и свежего пара (б) после пуска из холодного состояния и набора нагрузки энергоблоком 300 МВт (ТЭС А)

Более благоприятный пуск из холодного состояния энергоблока СКД ТЭС Б (котел ТГМП-314, турбина К-300-240) показан на рис. 3. И в этом случае энергоблок был включен в сеть при превышении предельно допустимых концентраций соединений железа и кремниевой кислоты в теплоносителе. Но благодаря сравнительно лучшей отмывке тракта качество питательной воды и пара через 48 ч пришло в соответствие с требованиями [2].

Рисунок 3. Качество питательной воды (а) и свежего пара (б) после пуска из холодного состояния и набора нагрузки энергоблоком ЗОО МВт (ТЭСБ)

Резкий рост содержания в теплоносителе Fe и SiO2 (через 36 ч) произошел вследствие допущенной ошибки: загрязненный конденсат греющего пара ПВД был направлен непосредственно в тракт, минуя БОУ.

На ТЭС В при пуске из холодного состояния и до включения в сеть энергоблока СКД (котел ТПП-210, турбина К-300-240) концентрация кислорода в рабочей среде изменялась от 530 до 4 300 мкг/дм , Хв=0,6…3,4 мкСм/см, хп = 0,8…5,4 мкСм/см. В таких условиях не могли не происходить процессы коррозии металла тракта. До подачи пара в турбину его качество не соответствовало нормативным требованиям (х=1,2 мкСм/см, CSi0 = 100 мкг/дм ). Необходимо отметить, что согласно уже упомянутым рекомендациям фирмы «Сименс» при хп 1.0 мкСм/см требуется немедленный останов турбины [3].

При пуске в работу на ТЭС Г энергоблоков СКД (котлы ТПП-312, турбины К-300-240-2) БОУ часто не справлялись с пусковыми загрязнениями, образующимися при пуске. Происходило забивание длительно эксплуатируемой и изношенной загрузки фильтров со значительным понижением их производительности. Персонал выполнял неоднократное воздушное (водо-воздушное) взрыхление фильтрующих (ионообменных) материалов, а также резкое изменение нагрузки (встряску) фильтров. Это приводило к ускоренному истиранию и выносу в тракт пылевидных фракций ионитов. В результате их последующих преобразований в тракте энергоблока рабочая среда обогащалась коррозионно-опасными соединениями [13, 14]. На этой ТЭС из соображений экономии обессоленной воды нарушались требования [10] к длительности прокачки среды по отдельным участкам контура, до достижения установленных показателей ее качества.

Энергоблоки СКД ТЭС Д работают на КАВР. Механические фильтры БОУ загружены сульфоуглем, который используется в среднем 3 года (при норме до 1 года). Основное затруднение при поддержании пускового водного режима было связано с повышенными температурами рабочей среды перед БОУ (tK = 50…65 °С). Вынос в тракт органических соединений в виде продуктов деструкции сульфоугля с последующим образованием электропроводящих кислых продуктов вызывал: некоторое увеличение хв > резкий рост хп > снижение рНп в сравнении с рНв. Так, при одном из характерных пусков: хв= 0.65 мкСм/см; х п = 1>25……2,15 мкСм/см(!); рНв = 8,0…8,3; рНп = 5,84…6,33.

Подтверждались следующие положения работ [15, 16]: деградация сульфоугля, начинающаяся при tK > 25 °С, существенно усиливается с ее повышением; при росте tK всего на 9 °С значения х увеличиваются во всех точках тракта БОУ, но наиболее значительно (на 50 %) — в механических фильтрах, загруженных сульфоуглем; сохраняется четкая зависимость X кэн-н от tK [15]; образующиеся в тракте продукты термолиза органических веществ сорбируются ионитами БОУ недостаточно эффективно [16].

На рис. 4 показано изменение содержания в питательной воде соединений Fe и SiO2 в ходе пуска после капительного ремонта энергоблока СКД на ТЭС Е (котел ТГМП-344А, турбина Т-250/300-240). Экстремальные значения CFe и CSi0 заметно отличались от средних только до набора энергоблоком нагрузки. Нормируемые [10] предельные значения CFe (до 300 мкг/дм ) и CSjO (до 300 мкг/дм ), при которых разрешается включение в работу БОУ, не достигались. Уже через 4 ч от начала пусковых операций, далее в ходе всего пуска и в течение 4 сут после набора нагрузки концентрация SiO2 не превышала 22 мкг/дм , т.е. была близка к нормативу для рабочего режима (CSi0 < 15 мкг/дм ) [2]. Перед толчком турбины и набором нагрузки качество пара полностью соответствовало требованиям [9, 10].

В ходе пуска выдерживались требования [9] в отношении Xв (около 0,5 мкСм/см) и содержания кислорода (9 300… 1 100 мкг/дм ). Однако предусматриваемого [9] восстановления защитных свойств оксидных пленок со снижением выноса железа до нормативных значений через 30…40 ч не произошло. Даже через 6 сут после набора нагрузки значения CFe в 3…4 раза превышали предельно допустимый уровень.

Рисунок 4

Использование изложенных рекомендаций для ТЭС с энергоблоками СКД, работающими на КАВР и НКВР, представляется целесообразным. Однако вводить соответствующие новации необходимо поэтапно

Коррозионную опасность, обусловленную присутствием в рабочей среде агрессивных органических примесей, необходимо учитывать как при работе энергоблоков [6, 12—17, 18—21], так и в ходе пусковых операций. Именно при пусках содержание в рабочей среде указанных примесей может быть чрезмерно высоким, а в первоначальном конденсате, образующемся в зонах фазового перехода, очень опасным. Поэтому отмывка тракта от органических загрязнений должна быть завершена до набора нагрузки. При отсутствии необходимых приборов авторы [12, 18] предлагают косвенно определять содержание органических соединений и их H коррозионную активность сравнением значении Xв и Xп , а также рНв и рНп. В рабочем режиме рекомендуется считать безопасными в коррозионном отношении следующие значения: Xп\Хв менее 1,1 — 1,15; рНв — рНп <0,15 [12, 18]. Для условий пуска предлагается до набора нагрузки обеспечивать соотношение Xп/Хв < 1.3; рНв — рНп < 0,3.

Одновременно необходимо подчеркнуть, что разработанная в ВТИ (Н.Н. Манькина) пароводо-кислородная обработка (ПВКО) для очистки тракта преимущественно от железооксидных отложений и пассивации поверхности металла, весьма эффективна и для удаления из контура органических загрязнений

Накопление отложений в пароводяном тракте энергоблока — процесс длительный, зависящий от многих факторов (наработки, числа пусков, качества теплоносителя, совершенства ВХР, топочного режима, графика электрических нагрузок, длительности простоев и эффективности его консервации, чистоты ремонтного производства и др.). При организации пускового водного режима необходимо учитывать проявление всех указанных факторов, что является важным показателем культуры эксплуатации. Для обеспечения надежной работы энергоблоков роль ВХР в целом и пускового ВХР в особенности должна быть переосмыслена, тем более что большинство энергоблоков СКД исчерпали расчетный ресурс, а многие из них — и парковый, работая с более частыми пусками в маневренных режимах. Некачественные пуски необходимо исключить, исходя из приоритета щадящих режимов пуска и эксплуатации.

Очередной пуск энергоблока целесообразно подготавливать, начиная с его предшествующего останова и простоя, имея в виду: обеспечение до останова минимальной электропроводности рабочей среды (для минимизации коррозионного ущерба при простое); влажнопаровую отмывку от растворимых отложений проточной части турбины; пароводокислородную очистку в течение останова; максимально возможное дренирование элементов пароводяного тракта; вакуумную осушку пароперегревателя (достаточной продолжительности); эффективную консервацию (при отсутствии ПВКО); недопустимость загрязнения тракта энергоблока как отходами ремонтного производства, так и химическими соединениями (консервантами), которые трудно удалить из тракта энергоблока до его пуска и термолиз которых в ходе пуска может привести к образованию агрессивных продуктов.

На основании изложенного можно констатировать следующеe:

  • при нарушениях либо несовершенстве пускового ВХР металл пароводяного тракта энергоблока СКД в ходе его пусков из холодного состояния может подвергаться существенно большему коррозионному поражению, чем за длительное время работы под нагрузкой;
  • коррозионно-опасная ситуация при пусках создается тогда, когда имеется сочетание пониженного качества рабочей среды (ее повышенной электропроводности) и значительного содержания в ней кислорода; присутствие при этом углекислоты существенно усугубляет указанную ситуацию;
  • в ходе пуска из холодного состояния происходит длительная отмывка тракта энергоблока от ненормируемых и неконтролируемых органических загрязнений, которая обычно не завершается до набора нагрузки;
  • контроль качества рабочей среды в процессе пусков (до набора нагрузки) недостаточен.

Приводимые далее рекомендации по минимизации коррозионного поражения металла тракта энергоблоков СКД при пусках в работу из холодного состояния базировались на следующих положениях:

  • для энергоблоков СКД кислородсодержащая вода может использоваться при Xв менее 0,3 мкСм/см [2] (по зарубежным нормативам — только при Xв < 0,2 мкСм/см);
  • в таких условиях пуск на недеаэрированной воде безопасен и целесообразен;
  • на большинстве ТЭС СНГ обеспечивать значение Xв не более 0,3 мкСм/см при пусках в работу энергоблоков из холодного состояния не удается: обычно Xв > 0,5 мкСм/см [9] Xв > 1,0 мкСм/см [10];
  • вопрос о коррозионном ущербе и действиях персонала по его минимизации остается открытым;
  • в качестве компромиссного граничного значения принимается Xв ~ 0.5 мкСм/см [9];
  • тогда при Xв < 0,5 мкСм/см можно производить пуск на недеаэрированной воде в соответствии с [9];
  • при Xв > 0,5 мкСм/см осуществлять пуск на обескислороженной воде при Со < 20 мкг/дм , что обеспечивается пусковой деаэрацией (тем самым требования документа [9] не нарушаются, а дополняются).

Возможно, не всегда пусковая деаэрация позволит обеспечить низкое содержание кислорода в питательой воде, но его коррозионно-опасных концентраций при повышенных значениях X в удастся избежать. Однако во всех случаях необходимо принимать меры по достижению тем меньших концентраций О2, (близких к 20 мкг/дм ), чем больше Xв . Ситуация в конденсатной части контура практически не будет отличаться от той, что многие годы наблюдалась при пусках энергоблоков СКД, работавших на прежнем, гидразинно-аммиачном, водном режиме. Пусковая деаэрация позволит также (благодаря удалению углекислоты) повысить значение рН рабочей среды, т.е. понизить ее коррозионную активность. Если этого в условиях НКВР окажется недостаточным (рН < 6,5), то на период пуска потребуется дозировка в тракт энергоблока раствора аммиака. Учитывая коррозионную активность продуктов термолиза органических примесей теплоносителя, необходимо контролировать удаление превалирующей их части из тракта до набора нагрузки.

Таким образом, до оснащения ТЭС приборами контроля содержания органических соединений и уточнения соответствующих НД рекомендуются следующие временные меры: при значениях электропроводности рабочей среды Xв — 0,5 мкСм/см пуск из холодного состояния энергоблока СКД допускать на кислородсодержащей воде согласно [9]; при Xв > 0,5 мкСм/см — на обескислороженной воде до Со < 20 мкг/дм (благодаря пуско¬вой деаэрации); в ходе пуска при значениях показателя рНв и (или) рНп ниже 6,5 подавать в тракт аммиак с повышением рНв до 8,0…8,5; для энергоблоков, эксплуатируемых на НКВР, прекращать дозировку аммиака при устойчивом значении рНв = рНп > 6,5; до набора нагрузки обеспечивать отмывку тракта от органических загрязнений с контролем значений соотношений: Хп /Xв < 1,3; рНв — рНп < 0,3 (при работе под нагрузкой: Xп/Хв < 1.1 — 1,15; РНв — РНп < 0,15). После достижения значений Xв < 0,3 мкСм/см начинать организованную дозировку окислителя в тракт энергоблока;

Не допускать:

  • включения энергоблока в сеть при недоотмытом тракте;
  • применения для механических фильтров БОУ сульфоугля в условиях хотя бы периодического превышения допустимой температуры среды перед БОУ (более 40 °С);
  • замасливания фильтрующих и ионообменных материалов БОУ; эксплуатации в фильтрах БОУ изношенных ионитов (с выносом в тракт продуктов их деструкции);
  • направления непосредственно в тракт (минуя БОУ) недостаточно чистого конденсата греющего пара из теплообменных аппаратов (х > 0,3 мкСм/см);
  • ремонтного загрязнения теплообменной аппаратуры (в том числе смазочными материалами, использованными при ультразвуковой диагностике.

Литература:

  1. Гладышев Г.П., Мартынова О.И., Денисов В.Е.    Влияние маневренных режимов на показатели качества воды и пара энергоблоков СКД // Электрические станции. 1989. № 6. С. 16—20.
  2. Правила технической эксплуатации электрических станций и сетей Российской Федерации. М.: ЗАО «Энергосервис», 2003 (Министерство энергетики Российской Федерации).
  3. Rziha M., Wulf R. Cycle Chemistry in Combined Cycle Units. The Siemens Experiente // ESAA Power Station Chemistry Conference. Newcastle, 1998.
  4. Dausik K. Korrossionschutz im Wasser-Dampf-Kreislauf // VGB Kraftwerkstechnik. 1990. Bd. 70. № 7. S. 608—611.
  5. VGB Richtlinie fur Kesselspeisewasser, Kesselwasser und Dampf von Dampferzeugem iiber 68 bar zulassigem Betriebsiiberdnick // VGB. R450L. 1988, Essen.
  6. Мартынова О.И., Вайнман А.Б. Некоторые проблемы при использовании на блоках СКД кислородных водно-химических режимов // Теплоэнергетика. 1994, № 7. С. 2—9
  7. Временные указания по организации нейтрально-кислородного водного режима на энергоблоках сверхкритического давления. М.: СПО «Союзтехэнерго», 1981.
  8. МУ 34-70-120-86. Методические указания по организации кислородного водного режима на энергоблоках сверхкритического давления. М.: СПО «Союзтехэнерго», 1986
  9. РД 34.37.507-92. Методические указания по организации кислородного водного режима на энергоблоках сверхкритического давления. М.: СПО ОРГРЭС. 1994.
  10. ТИ 34-70-050-86. Типовая инструкция по ведению водно-химического режима энергоблоков сверхкритического давления. М.:СПО «Союзтехэнерго», 1986.
  11. Bursik A. Vergleichende Untersuchungen zum Kondizionierung von Kesselspeisewasser // VGB Kraftwerkstechnik. 1982. Bd. 62. № 1.S. 36—41.
  12. Вайнман А.Б. Опыт применения кислородных водно-химических режимов на энергоблоках СКД отечественных и зарубежных ТЭС // Энергетика и электрификация. 1996. № 6. С. 2—6.
  13. Проблемы термолиза органических веществ в пароводяном тракте ТЭС / Б.Н. Ходырев, В.А. Коровин, С.Д. Щербинина и др. //Энергетик. 1998. № 7. С. 21—23.
  14. Коровин В.А., Щербинина С.Д. Потенциально опасные вещества для оборудования электростанций // Теплоэнергетика. 1999. № 2. С. 48—50.
  15. Верич В.Ф. Исследование эффективности БОУ по качеству первоначального конденсата // Энергетика и электрификации. 1990.№2. С. 10—13.
  16. Пути совершенствования водно-химического режима энергоблоков СКД в системе АО «Свердловэнерго» / Л.Е. Корюкова, А.Ф. Белоконова, Н.А. Белоконова и др, // Теплоэнергетика. 1999. № 7. С. 30—34.
  17. Петрова Т.Н., Мартынова О.И. На IV Международной конференции EPRI по водному режиму тепловых электростанций на органическом топливе (г. Атланта, США) // Теплоэнергетика. 1995. № 11. С. 22—26.
  18. О проблеме коррозионных и коррозионно-механических повреждений металла пароводяного тракта блоков СКД / А.Б. Вайнман, СВ. Яцкевич, Г.В. Мухопад и др. // Энергетика и электрификация. 1995. №4. С. 1—10.
  19. Исследование коррозионно-механических повреждений труб горизонтальных сетевых подогревателей турбин Т-250/300-240 / А.Б. Вайнман, О.И. Мартынова, И.А.Малахов и др. // Теплоэнергетика. 1997. №6. С. 17—22
  20. Wacker Т., Rziha M. Method for determination of Short-Chain Organic in Plant Cycles // Power Plant Chemistry. 2000. № 2(1). P. 27—31.
  21. VGB Richtlinien fbr Organika und gelnste Kohlensflure im Wasser-Dampf-Kreislauf // VGB Kraftwerkstechnik. 2000. № 9. S. 83—87.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *